Пётр Шкуматов и Станислав Швагерус в студии "Авто пятницы"

Пётр Шкуматов и Станислав Швагерус в студии "Авто пятницы"
30 Января 2016

Петр Шкуматов и Станислав Швагерус беседуют о такси в студии «Авто пятницы». транскрибирование вчерашней радио передачи от портала TaxiLife

(П) – Таксисты, водители такси должны навострить уши, потому что сейчас пол часа мы будем общаться на тему недели, которая вызвала много споров в профессиональном сообществе таксистов, а люди, которые просто пользуются такси вас это тоже должно заинтересовать. Вот смотрите, многие из участников нашей дискуссии писали о том, что такси очень дешёвое в Москве, что это вы на личных автомобилях ездите. Так вот, за счет чего дешёвое такси? Завязалась дискуссия между Станиславом Швагерусом, представителем общественного движения «Такси 2018». Станислав у нас сегодня в студии. Добрый вечер.

(С) – Добрый вечер.

(П) – И известной компанией Uber, известной со всех сторон. Я думаю, многие из вас слышали - это международная компания, которая, я даже не знаю, как сказать, оказывает услуги перевозки или оказывает информационные услуги для тех, кто хочет заказать перевозку себя из точки А в точку В.

И цифра дня, 744 миллиона рублей, по мнению Станислава Швагеруса, не доплачено компанией Uber, только в Москве, налогов. Станислав, поясните, это такое очень серьезное обвинение. Я думаю, оно нуждается в каком-то пояснение, то есть откуда взялась эта сумма?

(С) – Давайте начнем сначала, претензии не от меня лично, как руководителя такси 20-18, эксперта в сфере государственного регулирования деятельности такси, претензии копились давно и на сегодняшний день ряд некоммерческих общественных организаций, профсоюзов таксистов, такие организации как: «Федерация автовладельцев России», общественное движение Такси 2018, профсоюз «Таксисты», некоммерческое партнерство «Петербургское Такси», некоммерческое партнерство «Таксомоторные перевозчики Ростовской области», некоммерческое партнерство «Единство» из Краснодара – скорректировали свои усилия, пришли к единому мнению и выдвинули такой меморандум, что мы будем выступать за повышение социально-экономического положения водителей такси, которое на сегодняшний день, в связи с деятельностью агрегаторов, в частности такой компании, как Uber, находится, как говорится по-простому «ниже плинтуса».

 А суть в чем, если отвечать на ваш вопрос откуда взялась цифра, минимум 744 миллиона, недоплаченных налогов, это еще и без учета недоплаченных налогов в качестве обязанности любого юридического лица в России по выплате агентских обязанностей, по выплате заработка, то есть, еще и недоплата НДФЛ, это дополнительно. Взялась она оттуда, что компания Uber, если заглянуть в ее правила деятельности, то она работает по законодательству Нидерландов, то она принимает деньги за перевозку пассажиров, за эти деньги абсолютно никакой ответственности не несет, все претензии в Амстердам. Чтобы было понятно не только водителям такси, но и обычным гражданам я приведу пример.

Вот, например, вы пришли в магазин и купили булку хлеба, но при этом магазин вам не выдал чек, отправил на хлебозавод за чеком, при этом этот магазин взял деньги, при этом с этих денег он не платит абсолютно никаких налогов, а если у вас какие-то претензии, то идите пожалуйста в суд Амстердама. Переводя на более-менее юридический язык, согласно Российскому законодательству, компания Uberне является, как они пишут платформой и сервисом по приему заказов, по соединению водителей и пассажира, а являются стороной договора фрахтования легкового такси и обязаны заплатить налоги со всей суммы за перевозку, как магазин за проданную булку хлеба. В данном случае компания Uber платит, если вообще платит эти налоги, исходя из того, что они зарабатывают 20% с каждого заказа. Дальше все очень просто, берется среднее количество заказов за три года, средний чек за эти три года, который был на перевозку в Uber и просто на просто высчитывает, и получается, что по нашим оценкам это минимум 744 миллиона рублей за эти три года.

(П) - А это касается только Uber, или Яндекс, Gettaxi, все остальные тоже недоплачивают?

(С) – Вы знаете, ситуация касается рынка в целом, на сегодняшний день такая ситуация получилась, и она более подробно расписана в презентациях и статьях на нашем сайте, на сайте общественного движения такси 2018. Когда диспетчерские службы и агрегаторы считают, что они не являются субъектами договора фрахтования легкового такси, однако по действующему Российскому законодательству, это устав автомобильного транспорта, правила перевозки пассажиров, они именно являются стороной договора фрахтования.

(П) – Что такое фрахтование, для наших радиослушателей. Это просто непонятный термин.

(С) – Это разновидность договора перевозки.

(П) – То есть, условно говоря, когда я куда-то звоню, в какую-то диспетчерскую службу или открываю приложение и вызываю себе такси, то я заключаю договор фрахтования?

(С) – Абсолютно верно, путем принятия заказа, это так звучит в законодательстве, с помощью любых средств связи, заказа к исполнению.

(П) – Хорошо. Тогда если это не Uber, сколько Яндекс не доплатил?

(С) – Ну с этой точки зрения по Яндексу мы еще не считали.

(П) – Но будете считать?

(С) – Безусловно.

(П) – Хорошо, но, если сейчас все более-менее крупные агрегаторы заказов, да и таксопарки имеют свои приложения, работают по такой схеме, может это закон устарел, может его надо менять? Может быть это уже прогресс немножечко скакнул дальше, чем юридические рамки и вышел за них.

(С) – Вы знаете, я, как автор законодательства Российской Федерации о такси, как руководитель рабочей группы международного союза автомобильного транспорта и комитета КТС СНГ, по совершенствованию законодательства в сфере такси. Достаточно хорошо изучаю и знаю законодательство и российское, и международное, в данном случае.  И как профессионал, можете мне поверить, наше законодательство на сегодняшний день вполне обеспечивает возможность органам исполнительной и законодательно власти, субъектов Российской Федерации, регулировать полностью деятельность и так называемых агрегаторов, и диспетчерских служб, и регулировать деятельность такси. Соответствующее предложение нами озвучено в меморандуме, который явился отправной точкой для этого. Этот меморандум направлен, прежде все, на улучшение социально-экономического положения водителей такси. Мы понимаем, что кризис и мы понимаем, что законодательство дело долго и серьезно, поэтому там всего лишь два предложения. Я бы хотел их озвучить. Они конкретные и не касаются воды, более того, эти предложения могут быть реализованы, максимум, в течении полугода.

Первое предложение: Деятельность так называемых диспетчерских служб и агрегаторов, которые занимаются принятием заказа от населения, она регулируется их внутренними правилами, которые установлены. Эти правила, когда ставите галочку в приложении, вы с ними соглашаетесь. Это правила оказания услуг. Но любой орган исполнительной власти субъекта Российской федерации обязан следить за соблюдением, участниками сферы деятельности, федерального законодательства. Поэтому мы предложили органам законодательной и органам исполнительной власти и Москвы, и Санкт-Петербурга, на сегодняшний день, проанализировать правила, по которым оказываются услуги по приему и вызову такси. Мы считаем, что, заставив привести в соответствие с федеральным законодательством эти правила, вполне возможно без повышения тарифов, учитывая кризис. Перераспределить доходы между диспетчерскими службами и агрегаторами в пользу водителей такси, потому что сегодняшнее положение абсолютно не устраивает водителей такси.

(П) – Станислав, вот вы сейчас первый пункт озвучили, то, что вы декларируете, но как можно сохранить те же самые тарифы на перевозки, если вдруг эти компании Uber, Яндекс начнут платить налоги сотнями миллионов рублей.

(С) – Вы беспокоитесь за финансовое положение международных транснациональных корпораций, которыми являются…

(П) – Нет, нет, нет, я беспокоюсь за положение пассажиров, потому что сейчас все четко понятно. Пассажира платит 100 рублей 20 рублей уходит Uber, 80 рублей уходит таксисту, то есть все четко ясно. Если сюда вписать налоги, причем не налоги, как сейчас люди платят ИП, многие, кстати, ИП даже не открывают, то есть вообще не платят налогов. Если сюда вписать налоги, о которых вы говорите, то цена на перевозку может взлететь чуть ли не в два раза, а может быть даже и больше, соответственно клиентов станет меньше.

(С) – Я с вами не соглашусь, вы никогда не задумывались, а почему 20%, 15%, 13%, себестоимость обработки приложением заказа, не учитывая рекламные вещи, она составляет менее рубля за заказ. Почему с водителя снимают 20% тот же Uber, за заказ минимальной стоимостью 200 рублей и почему те же самые 20% снимают за заказ стоимостью в 2000 рублей, когда себестоимость обработки для этого субъекта предпринимательской деятельности в обоих случаях составляет 1 рубль, это более чем две – три тысячи прибыли процентов.

И вот по поводу, как, не поднимая тарифов, улучшить социально-экономическое положение, как раз вот второе наше предложение, направленное на это. Как вы знаете, мы с вами дискутировали об этом в социальных сетях. Общероссийский народный фронт провел исследование расходов на транспортное обслуживание чиновников, то есть где-то покупают автомобили очень дорогие, где-то арендуют их, причем суммы весьма «бешенные». Я думаю это вполне, и для общероссийского народного фронта, серьезное предложение и оно основывается на международном опыте, такое сплошь и рядом в странах, например, Евросоюза, когда чиновники вместо того, чтобы заказывать себе автомобили для перевозки по служебным делам, заказывают такси. В данном случае это получается гораздо дешевле для бюджета и это может рассматриваться как форма государственной поддержки в условиях кризиса таксомоторных предприятий. Согласитесь, то, что по выделенкам такси ездит бесплатно, как бы служебный автомобиль, и это будет ускорение перемещения чиновников в данном случае. И более того, чиновники, которые ответственные в субъектах Российской Федерации за такси, они будут ездить на такси и знать жизнь, у нас таксисты все знают, и будут на себе ощущать качественное и безопасное обслуживание, которого они добиваются.

(П) – Нам пишут в Whatsapp: «Агрегаторы для всех хорошо, кроме таксистов. У Яндекса много черного безнала, когда деньги с клиента за поездку безнала взяли, а до таксиста они не дошли. Якобы был сбой, никуда не ездил и так далее. Причин масса, а вернуть это таксисту нереально. Собственно, Яндекс отказывается напрямую взаимодействовать с таксистом, только через таксопарк.» Вы как-то с Яндексом будете бороться в этом плане. То есть, действительно много проблем, и вот нам пишут, что 90% таксистов работают в черную. Но вы представляете, что налоги же из ниоткуда не возьмутся, то есть, если их начать брать с таксистов, таксисты их начнут брать с пассажиров, а пассажиры сейчас бедные.

(С) – Работа в черную, это прежде всего, как раз, вот, Uber, у него вчера был большой сбой и огромное количество клиентов просто заплатили не за свои поездки, или вот сейчас я ехал на такси, мне рассказывал автовладелица  Марина, она сегодня везла в Электросталь, а у Яндекс глюкнул таксометр и вместо нескольких тысяч рублей она получила абсолютные копейки, куда жаловаться в данном случае. Вопрос он решаемый и этот вопрос исходит как раз, таки из развития информационных технологий, потому что сейчас во всем мире идет процесс, вот смотрите, раньше были диспетчерские службы по телефону, которые принимали, сейчас появилось приложение, их тоже стало много. То, что Uber заявляет, у нас самые передовые технологи, это все ерунда, точно таких же приложения тысячи, а по всему миру сотни тысяч уже. И используют их таксисты. И в данном отношении вы же не думаете, что прогресс не стоит на месте, уже в мире происходят такие вещи, когда несколько крупных приложений объединяются в альянс. И следующим этапом развития, это будет развитие информационных систем государства, которые обеспечат равные условия деятельности и для таксистов, и для всяких агрегаторов, и которые будут иметь государственные базы, которые будут гарантировать и жизнь пассажиров, то есть это достаточно серьезный процесс развития, а не остановки.

(П) – Владислав, а вам не кажется, что все эти транснациональные корпорации, вот вы озвучили, что 1 рубль стоит себестоимость приема заказа, большую часть денег тратят на маркетинг, на рекламу, на бонусы своим пассажирам. Не сам Uber, как компания, я просто попал на акцию, перед новым годом подарил елку, мне приятно, елка бесплатно.

(С) – Абсолютно верно, по данным одного немецкого портала, которому попала в руки финансовая отчетность компании Uber за 2015 год, он получил прибыль по всему миру 980 миллионов долларов. При этом его затраты составляют 2 миллиарда 500 миллионов долларов. Это финансовая пирамида, по большому счету, новая, технологичная, но ее принципы ничем не отличаются от пртистнопамятной МММ, и именно поэтому компания Uber оценивается в 70 миллиардов, больше чем Газпром, а вы посмотрите они на IPO не выходят и не собираются выходить. У них еще есть, это по признанию самого Коланика, на экономическом форуме, 4.5 миллиарда, для того, чтобы захватывать. Потому что большую часть денег, которую они привлекают на международных финансовых рынках идет на доплаты водителям такси, которые не облагаются налогами, деятельность которых в России квалифицируется по статье 204 Уголовного Кодекса Российской Федерации коммерческий подкуп. То есть на то, чтобы работать по тарифам ниже себестоимости самой перевозки заключается договор, ему доплачивается сверху практически черным налом, через систему посредников подключашек.

(П) – Станислав, а вот можете в две минуты уложить, как должна выглядеть идеальная система такси в России, с вашей точки зрения.

(С) – Вот смотрите, идеальным, сегодня, в развитии информационных технологий, вообще в век четвертой технологической революции, и такси как раз на этом пике. На сегодняшний день глупо думать, что законодательством, которое регулирует исключительно таксистов, им можно отрегулировать что-то в интернете. Поэтому, и к этому уже приходят некоторые субъекты Российской Федерации, государство должно иметь информационные системы, в которых будет получаться информация о каждом вызове такси, причем эта информация будет обеспечивать, у нас же говорят агрегаторам информационные службы. Давайте так и сделаем, вы будете информационными службами, будете подключены к государственной системе, давать туда всю информацию о каждом вызове, гарантировать жизнь и здоровье пассажиров и тем самым выстраивается такая многоуровневая система, когда государство следит за организаторами таксомоторной деятельностии получает это информацию, вводит стандартами требования для легкового такси и получается вполне нормальная система.

(П) – То есть получается у нас один такой большой государственный агрегатор, а все Uber, Яндексы и прочие действуют через него. То есть напрямую водителю заказ, вот в вашей этой концепции, передать нельзя?

(С) – Нет, почему. Существует практика, вот возьмите систему «Платон», она получает информацию от всех воителей. В данном случае будет региональная система, в Якутии такая система не нужна будет, там всего лишь 200-300 такси и те УАЗики. Региональная система на условиях частного государственного партнерства, которая получает информацию от каждого агрегатора, но они гарантируют, что эта перевозка не черная, потому что в режиме онлайн поступают эти данные.

(П) – То есть такой «Платон» для такси будет и он налоги будет собирать.

(С) – Но не для таксистов, а для диспетчерских служб и агрегаторов.

(П) – Станислав, а вы на выборы не собираетесь идти с такой программой?

(С) – Ну скажем так, я иду на Праймериз от Единой России, а там к маю месяцу будет видно.

(П) – Станислав Швагерус, представитель общественного движения «Такси 2018» у нас был в студии. Станислав, спасибо.


Общественный совет по развитию такси 

Присоединяйтесь к нам в соц.сетях

taxilife в twitter vkontakte  odnoklassniki

 

Горячие новости такси

  Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru