Спорный вопрос

Спорный вопрос
10 Марта 2016

Предлагаем вашему вниманию сюжет из программы "Спорный вопрос", записанную телекомпанией "Вести Иркутск". Дискуссия посвящена не простой ситуации, сложившейся на рынке легкового такси в Иркутске. Транскрибирование произведено порталом TaxiLife.

(В-ведущий) – Сегодня мы поговорим о такси. Дело в том, что на этой неделе службы такси провели акцию протеста у здания правительства Иркутской области. Они просят защиты от конкурентов, которые, по их мнению, сбивают цены и отстаивают свои права. В нашей студии Дмитрий Сидоров, президент ассоциации таксистов Иркутской области, а также юрист Виктор Григоров. Сегодня мы с кругом всех заинтересованных лиц эту ситуацию обсудим.


Итак, начнем с акции протеста. Дмитрий, я вам предоставлю слово, чтобы нашим телезрителям, тем, кто здесь сегодня в телестудии, объяснили: чего вы добиваетесь и чего вы хотели бы этой акцией достичь? Какие цели перед собой ставите?

(Дмитрий Сидоров) – Скажем так, это была не акция протеста, это было открытое письмо губернатору. По виду это может быть и акция протеста, но никаких законодательных актов, нормативных актов мы не нарушали. Ребята просто приехали посмотреть, как я унесу письмо губернатору, зарегистрирую его и хотели убедиться в том, что оно действительно дойдет до главы нашего региона.

(В) – То есть поддержка такая.

(Дмитрий Сидоров) – Да, поддержка и никто не высказывался, ребята все находились в своих машинах. После того, как я подписал письмо, зарегистрировал официально, я ребятам показал, и все они разъехались.

(В) – Дмитрий Александрович, суть письма, то есть чего вы хотите от областных властей.

(Дмитрий Сидоров) – Суть письма в том, что мы хотим обратить внимание областных властей на те федеральные службы (филиальная сеть служб) заказа, которые работают в наших регионах в качестве служб такси, прикрываясь маской служб заказа. Мы хотим, чтобы они обратили внимание на тех нелегалов, которые работают в этих службах, и на то, как водители в данных службах не проходят надлежащим образом медицинский осмотр, технический осмотр своих транспортных средств. На то, что деньги утекают из казны нашего региона непонятно куда, причем очень немалые. И мы хотим, чтобы обратили на это внимание и помогли нам официально, законодательно запретить их деятельность в нашем регионе.

(В) – Я не зря позвал Виктора Павловича Григорова, он юрист, специализирующийся как раз на автомобильной теме. Мне бы хотелось услышать ваш комментарий по сложившейся теме.

(Виктор Григоров) – В нашей жизни, к сожалению, много недостатков, на которые следует обратить внимание, но для меня, как для юриста, интересен вопрос: что именно не хватает нашим уважаемым службам такси? Не просто обратить внимание губернатора, а что нужно изменить, какие-то предложения: покрасить все машины в один цвет, издать какой-то нормативный акт, может быть выделить полосу для такси. В чем именно заключается это обращение? Так и не услышал.

(В) – Ну вот момент, я хотел прокомментировать. То, что Дмитрий Александрович сказал, запрет какого-либо предприятия на территории Иркутской области. Есть ли для этого рычаги, есть ли для этого правовая основа?

(Виктор Григоров) – Безусловно нет, у нас в связи с тем, что с 1993 года капитализм в стране введен, и есть свобода предпринимательства. И любое лицо, которое не нарушает действующее законодательство вправе заниматься любой предпринимательской деятельность, если это лицензированные деятельности – получать лицензию, проходить определенные этапы и заниматься свободно на всей территории Российской Федерации. У нас свобода предпринимательства ограничена территорией Российской Федерации, но неправильно будет сказать, что нельзя москвичам приезжать в Иркутск и заниматься бизнесом, и Иркутянам нельзя ехать в Питер и заниматься бизнесом. Это неправильно, и именно в этом заключается свобода предпринимательства, когда на рынке существует несколько предпринимателей, которые представляют определенный вид услуг, и тот, кто дешевле и качественнее будет предоставлять услуги, тот будет пользоваться большим спросом. Это и есть понятие конкуренции. Но если мы говорим о том, что в конкурентную борьбу нужно вмешивать органы власти, я считаю, что это неправильно. Борьба должна быть честной и именно конкурентной. У меня дешевле, у меня лучше, пожалуйста, садитесь ко мне.

(В) – Хотел бы Дмитрию слово предоставить.

(Дмитрий Сидоров) – Вот вы сами выразились: лицо, которое не нарушает законодательных норм. Данная служба нарушает, и нарушает во всем. Во всех своих официальных пресс-релизах они говорят, что мы не несем никакой ответственности. Мы не служба такси, мы служба заказа. По своей сути они являются службой такси даже в простом примере, что служба заказа принудительно водителю не может назначать заказ, раз она служба заказа. Она всего лишь может предложить водителю выполнить заказ. Однако, в службе заказа, так называемой такси «Максим» существует такая система авто назначений водителям, и водителям этот заказ назначается принудительно. Если водитель отказывается от этого заказа, то после трех отказов ему в течение 30 минут нельзя просто так легко забрать заказ из системы. Мало того, здесь недобросовестная конкуренция. Здесь есть еще такое понятие, как «опасная цена», то есть та федеральная служба, которая работает, она от всего открещивается и опустила цену на данном этапе уже ниже «опасной». Это выражается в том, что водитель должен работать по 8 часов в сутки. Сейчас многим водителям приходится работать и по двое, и по трое суток, спать в машине, жить полностью в машине, чтобы заработать денежные средства на аренду своего автомобиля, если он его арендует, либо заработать денежные средства, тем, кто катается на собственной машине, чтобы поддержать должное техническое состояние своего транспортного средства.

Я как индивидуальный предприниматель еще и плачу налоги, у меня есть налоговые отчисления, и есть затраты, которые касаются только содержания моего ИП. В месяц эти затраты составляют порядка 4 тысяч рублей. Таких водителей в городе очень мало, их единицы, у меня в машине еще и терминал есть, по приему денежных средств у пассажиров с банковских карт. И это все затраты. Эти затраты на данный момент не могу нести, и многие индивидуальные предприниматели в связи с понижением этих тарифов, в связи опускание цены до «опасной» они просто закрывают ИП и уходят работать нелегально, так как служба заказа принимает абсолютно всех, она не проверяет правильность этих документов.

(Виктор Григоров) – Позвольте сразу три момента, которые я отметил, пока я не упустил их, сразу оппонировать вам по трем моментам. Первое, вы говорите: они нарушают действующее законодательство. Вы как законопослушный гражданин куда-то обратились с заявлениями о том, что нарушают закон уголовный, гражданский закон, административный закон? Меры какие-то были приняты? Есть подтверждения того, что действительно нарушается законодательство?

(Дмитрий Сидоров) – Да, меры были приняты. Изначально, когда мы организовали нашу организацию и были недобросовестные службы заказа, не службы такси, мы писали официальное письмо на имя начальника УВД с просьбой разобраться. Но данный факт не возымел никакого действия, офис данной службы закрылся, переехал в иркутско-сельский район, в обычный коттедж, на частную территорию, они закрылись там за большими воротами. Как продолжала работать данная служба, так она и продолжает.

(Виктор Григоров) – То есть никто не был привлечен ни к какой ответственности? И как юрист я вам скажу, если никто не был привлечен ни к какой ответственности, говорить о том, что кто-то нарушил действующее законодательство нельзя, до тех пор, пока кто-то не привлечет.

Второй момент, выговорите, что водители спят там в машинах, живут в машинах, а что им мешает пойти и устроиться на работу электриком, плотником хорошим? Почему они спят в этой машине?  Что им мешает пойти, и заработать за хорошие деньги и хорошие знания, и прийти домой с хорошей зарплатой? Зачем они там живут?

(Дмитрий Сидоров) – Вы знаете, здесь надо разбираться индивидуально по отношению к каждому водителю. Не все из них могут устроиться на работу, не у всех есть образование.

(Виктор Григоров) – Никто не мешает получить образование. Это вопрос, наверное, в том, что человек не хочет получать образование, и не хочет работать, а проще сидеть в такси, жить в такси и получать вот эти вот деньги.

У человека есть право выбора. Почему человек согласен жить в машине, вместо того чтобы пойти и поработать где-то? Его кто-то заставляет? Его кто-то насильно удерживает?

(Дмитрий Сидоров) – Здесь я с вами не соглашусь по одной простой причине, что то, что сейчас творится на рынке такси в городе, здесь работают даже подработчики, те, кто имеет основную работу. Он имеет основную работу, основной источник дохода и он тут же выходит вечером после работы, или утром, пока едет на работу. И он едет со службой заказа, он берет заявки там…

(Виктор Григоров) – Он не живет в машине, а я говорю про тех, кто живет в машине. Почему они живут в машине? Что им мешает получить образование и пойти работать 8 часов и получать достойную оплату?

(Дмитрий Сидоров) – Образование стоит денег, где ему эти деньги взять.

(В) – Давайте мы немного уйдем от темы. Одну секунду, значит Игорь Верхозин, корреспондент портала «Дром.Ру», я вижу он хочет сказать. Хочу дать ему слово.

(Игорь Верхозин) – Мы вот сейчас говорим, что это наша какая-то местная проблема, на самом деле эта проблема не Иркутская и даже не федеральная, это проблема глобальная. Пришли новые технологии, новые технологии меняют жизнь, это ясно и понятно. У нас в Париже прошли огромные акции протеста и беспорядки в центре города, в Нью-Йорке, в Москве таксисты несколько дней бастовали. С чем это связано, с тем, что пришли новые технологии, которые позволяют серьезно снизить себестоимость перевозок и та старая схема, с таксопарками и диспетчерскими оказалась не конкурентно способна по отношению к новым схемам, те, по которым работает такси «Максим» и также популярные в центральной части России службы заказа «Яндекс.Такси», Гет и Убер, которые вот-вот придут в Иркутск и ситуация станет еще жестче. И это вообще проблема не Иркутска, а проблема федерального уровня. Дело в том, что, когда в 2011 году принимался закон о такси, эти информационные службы, они себя позиционируют именно как информационные службы, а не в коем случае, как службы такси, их просто по сути не было, и они оказались вне правового поля. Сегодня к ним никаких претензий, с точки зрения закона, предъявить невозможно, никаких нарушений закона у них нет. Можно предъявить претензии тем конкретным таксистам, которые выполняют их заказы, есть ли у него патент, есть ли у него ИП, трезвый он, нетрезвый и так далее. Конкретно к такси «Максим» и к «Яндекс.Такси», Гет и Убер к ним сегодня, с точки зрения закона, предъявить претензии невозможно. Прецеденты в разных регионах были, практически все процессы проиграны, за исключением Белгородской области. Эта тема сейчас уже муссируется в Госдуме, планируются поправки в законах такси, но на сегодняшний день как-то изменить эту ситуацию очень сложно.

(В) – Я хочу, в дополнение к вашим словам сказать, что в Германии похожая ситуация, когда китайский сервис по заказу автомобилей и там таксисты точно также против этого выступают.

(Игорь Верхозин) – В Китае вот ситуация была, они немножко похитрее, перед тем, как к ним пришел Убер – это самый глобальный сервис по оказанию информационных услуг, они создали свой более мощный, вложили шесть миллиардов долларов, и они сумели этому противостоять. Это вот единственный такой пример. Даже в Нью-Йорке, В Париже и Лондоне местные службы такси начинают проигрывать новым сервисам, агрегаторам и это проблема законодательного уровня, пока на законодательном уровне она не будет как-то отрегулирована, что-то сделать на уровне региона очень сложно.

(В) – Спасибо. Секунду, сейчас хочу сказать. Дело в том, что поскольку в Иркутске есть представитель «Максим», но как бы знаем, что у них штаб-квартира находится в Кургане. Мы запросили туда, чтобы в этой программе кто-то поучаствовал, но потому что как-то неловко обсуждать организацию, когда их нет. Они согласились ответить на наши вопросы и видео с ответами прислать нам сюда, вот комментарий по этой забастовке, Максим Шушарин, директор службы «Максим такси» в Кургане, вот таким образом по этому поводу высказался.

(Максим Шушарин) – Термин забастовка к этим отношениям не применим вообще, это отношение между работником и работодателем. В нашем же случае, мы исполнитель услуги, которую мы оказываем таксомоторным организациям и независимым перевозчикам. Мы работаем в более чем 100 городах в России, и мы имеем адекватное представление об уровне цен. Это естественное желание человека меньше работать и больше зарабатывать, но это его право, право перевозчика оставаться с нами или сотрудничать с другой организацией.

(В) – На счет желания меньше работать больше зарабатывать, что скажите?

(Дмитрий Сидоров) – Те цены, которые они сейчас опустили – это «опасная цена». Человек не может работать меньше и больше зарабатывать.

(В) – Я вам скажу то, что упоминал Игорь Верхозин, вот Яндекс или Убер, которые скоро будут здесь, я соглашусь с ним, как с экспертом. Поверьте, когда они придут, у них правовая основа под их деятельность будет выше, чем даже у «Максим» сейчас, а цены будут еще ниже. То есть любой службе такси придется подстраиваться под это и соответствовать. Согласитесь, мне, как пассажиру, не важно опасно неопасно, мне важно чтобы было дешево, вовремя приехали, довезли до места целым и невредимым, этого набора вполне хватает.

(Виктор Григоров) – Позвольте прокомментировать термин – «опасная цена» или спекулятивная цена. Еще раз, у нас нет такого в юриспруденции термина, у нас есть понятие монополий. Если есть доминирующая организация в какой-либо сфере услуг, тогда занимаются и контролируют ценообразование эти монопольные службы, все остальное это спекулятивная цена, горячая цена – это все от лукавого. Действительно, я абсолютно с вами согласен и хотел тоже высказать мнение как пассажир. Я не только как водитель, но и как пассажир пользуюсь услугами такси, мне приятнее, когда машина приезжает очень быстро, машина ухоженная, мне за все время пользования такси был только один случай, когда приехала машина в которой пахло газами, там что-то было с техническим состоянием, я просто отказался, мне тут же предоставили другую машину и я благополучно уехал. Если говорить об ответственности, эта машина участвует в дорожном движении, значит у нее есть страховой поли АСАГО, если у нее есть страховой полис, значит она прошла технический осмотр, у нее талон есть…

(В) – Вот по части технического состояния, вот о чем мне говорил Дмитрий Александрович, так скажем о опасности непонятных машин, которые не проходят службы и так далее, я обязательно сейчас дам слово. Я хотел бы ГБДД спросить, ну то есть кто проверяет. Проверяет Госавтоинспекция, у нас сегодня в студии есть ее представитель, это Сергей Анатольевич Швин, заместитель главного госинспектора по безопасности дорожного движения МУ МВД РФ Иркутска.

(Сергей Швин) – Добрый день. Да, на самом деле со стороны Госавтоинспекции довольно много вопросов, могу сказать не только такси «Максим», но и к другим участникам данного процесса, потому что нарушителями являются практически все. То есть то, что такси «Максим» на данный момент в городе Иркутске довольно много перевозчик, и по этой категории транспортных средств мы работаем совместно как с ассоциацией автомобилистов, так и с язом(??????). Работа проводиться, может быть она не совсем достаточна в рамках действующего законодательства, но можно сказать что количество дорожно-транспортных происшествий с этой категорией транспорта довольно много на территории города Иркутска и иркутского района. И те мероприятия, которые мы периодически проводим, они приносят свои результаты, но из нашего поля зрения выпадает довольно много машин, как правильно заметил Дмитрий, это те граждане, которые осуществляют перевозки в качестве дополнительного заработка и с ними бороться не так просто, хотя мы это на самом деле делаем.

(В) -  Сергей Анатольевич, я хочу спросить, видимо одно дело, когда есть допустим служба такси условно такая то и где можно спросить руководителя, почему у тебя такие водители. Здесь же нет какого-то одного представителя и с каждым приходится индивидуально разбираться, если у него какие-то нарушения.

(Сергей Швин) – Да, все правильно, те менеджеры, которые нанимают или заключают определенные договорные отношения с простыми гражданами, они лукавят и не доводят информацию до простых водителей, собственников транспортного средства, что за все отвечаю именно они. То есть административная ответственность ложится на плечи того, кто управляет этим автомобилем.

(В) – Спасибо большое, вот я видел, что сзади вас мужчина хотел бы высказаться. Пожалуйста.

(Сергей Полечук) – Сергей Владимирович Полечук, член ассоциации таксистов Иркутской области, независимый перевозчик. Я вот по поводу состояния автомобилей, сказали, что пахло газами, это снаружи только проявление, а то что вызвали ему другую машину, он может даже не заметить какие неисправности могут у машины быть, то есть проехать и не заметить какой опасности подвергается.

(Виктор Григоров) – Все машины, участвующие в дорожном движении должны соответствовать техническим требованиям. Если машина участвует в дорожном движении и у нее не работает там тормозная система, рулевое управление, неважно такси это или не такси, это пенсионер едет на дачу или служба такси перевозит. Эта машина должна быть исключена из дорожного движения, любая. А мы сейчас говорим именно о легковых машинах.

(Сергей Полечук) – Правильно все, легковые машины должны соответствовать, но пре нынешних тарифов, просто объясняю вам, вы как юрист должны знать, водитель должен работать восемь часов в сутки, заявка 70 рублей, эти заявка выполняется пол часа, за 8 часов рабочих посчитайте сколько это выйдет, сколько денег заработает водитель.

(Виктор Григоров) – Вы обращаетесь ко мне как к юристу. Я юрист, я оперирую фактами, не предположениями где, сколько, кто-то… Давайте остановим и посмотрим, если водитель исполняющий трудовые обязанности свыше 8 часов находится за рулем, тогда мы будем применять меры к работодателю, если он сам по себе едет, он должен знать, что в правилах дорожного движения прямо указано, что водителю запрещено ездить в опасном для ситуации состоянии, когда он себе болезненно чувствует, утомленным, он должен остановиться. Он должен остановиться – это обязанность любого водителя, не зависимо работает он в такси или нет. И вы сейчас говорите, призываете к тому, что нужно наводить порядок на дорогах, да это ко всем надо водителям, все должны ездить трезвые, не важно он в службе такси или не в службе такси. Все должны ездить на исправных автомобилях.

(Сергей Полечук) – А как его содержать, на какие деньги, если сейчас тарифы такие, это невозможно.

(Виктор Григоров) – Кто должен содержать, если это моя машина я должен ее ремонтировать, периодически приезжать и проходить тех осмотр. Безусловно на это нужны деньги.

(Сергей Полечук) – А где их взять?

(Виктор Григоров) – Это мои проблемы, если у меня есть возможность содержать Боинг-747, я буду тогда платить. Если у меня нет денег, я тогда его продам и куплю что-нибудь подешевле.

(В) – У нас сейчас слово просит Андрей Никитин, заместитель министра жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области. Пожалуйста ваш комментарий.

(Андрей Никитин) – Добрый день уважаемые участники нашей встречи. Я предлагаю, во-первых, разделить два понятия. Первое, это оказание информационной услуг и, второе, оказание услуг по перевозки пассажиров. Деятельность, как уже выше было сказано, по оказанию информационных услуг, в нашей стране никаким законодательством не регламентировано. Это обычная предпринимательская деятельность, которая подразумевает уплату налогов, соответствующие процедуры и так далее. Второй аспект, это перевозочная деятельность, что касается службы заказа такси «Максим», перевозки пассажиров этой службой не осуществляются. Служба заказа заключает договора с исполнителями перевозки. Что касается действующего законодательства, деятельность такси регламентирована определенным образом, и для того, чтобы осуществлять эту деятельность необходимо иметь разрешение, которое на территории Иркутской области наше министерство выдает. Основания получения разрешения, это естественно: регистрация собственника транспортного средства, либо иного законного владельца в качестве индивидуального предпринимателя, в качестве юридического лица. Для сведения, на территории Иркутской области нами выдано более 7 800 разрешений на эту деятельность. Это более 2174, если быть точным, субъекта на территории Иркутска, это более 2100 разрешений и 474 субъекта осуществляют эту деятельность.

Да, несомненно, многие из них заключили договора со службой заказа такси «Максим». Деятельность, которую они осуществляют регламентирована федеральным 69 законом, она регламентирована законом о безопасности дорожного движения и подразумевает, что кроме регистрации перевозчика, как предпринимателя, он обязан кроме этого организовать проведение медицинских осмотров, контроля тех состояния, ну и сопутствующих процедур. Естественно, прохождение технического осмотра, причем дважды в год, такси обязано его проходить. Все эти вещи требуют определенных затрат, также договора, заключенные между перевозчиком и службой заказа, носят добровольный характер и тем не менее в службе заказа «Максим» и иже с ними, их еще две аналогичных службы. Тем не менее, определенные перевозчики с ними сотрудничают и скажем так, кроме официальных перевозчиков, оформивших разрешение, там есть и неофициальные перевозчики. Кстати, возвращаясь к нашей акции, которая возле серого дома была проведена, там из 25 участников, которые в вашу ассоциацию входят, 16 были без разрешений. Это же тоже наталкивает на определенные мысли. Так вот, обобщая все выше сказанное, если транспортный процесс требует определенных затрат, в виде приобретения ГСЛ, уплаты налогов, выплаты заработной платы водителю, затраты по контролю тех состояния, медицинскому освидетельствованию и так далее. А, отношения между службой заказа и перевозчиком носят договорной характер, следовательно, ваше право есть на то, чтобы минимальную стоимость проезда все-таки увеличить, я так понимаю у нас в это все упирается. Тем не менее службы заказов нашли исполнителей своих заявок. Чем вы можете это объяснить. Это процесс договорно, между двумя субъектами: перевозчиком и…

(В) – Давайте Дмитрию Александровичу дадим ответить. Или я вижу желающих из зала. Пожалуйста.

(Илья Давыдович) – Добрый день. Меня зовут Фурмун Илья Давыдович, я уже занимаюсь бизнесом такси больше 20 лет. И эту проблему, так скажем, знаю изнутри. С уважаемым Андрей Олеговичем знаком давно, еще тогда, когда были лицензированные все машины, должны были быть, и мы благополучно все эти требования исполняли. По поводу высказывания Андрей Олеговича, хотелось бы заметить, по имеющимся данным, вот такси «Максим», там гораздо больше половины именно нелицензированных, не оформивших разрешение водителей. И такси «Максим» держится именно на этом. Да, у них есть машины, которые получили разрешение, также, как и мои машины все имеют разрешение. Мы попали в правовое поле, на нас обращает внимание и автоинспекция, и транспортные службы, и тех законопослушных, которые исполняют требования 69 закона их всех привлекают к ответственности, если это необходимо, обращают внимание.

(В) – То есть на ваш взгляд водители нелегалы или как говорят бомбилы, они не под зрение госорганов.

(Илья Давыдович) – В «Максим» порядка 80 процентов тех водителей, у которых автомобиль не основное средство их заработка. Они работают где-то еще, он содержит там свой автомобиль за счет хорошей зарплаты, где он там ее получает. Ему захотелось заработать там на бензин или на шоколадку, он зарегистрировался в «Максим» и час-два в день выходит катается. Естественно никаких проверок, ничего он там не проходит, уважаемая госинспекция его тоже поймать не может, потому что он не раскрашен, в отличие от моих машин, например.

(Виктор Григоров) – А зачем его ловить, для чего, скажите?

(Илья Давыдович) – Не ловить, а проверять…

(Виктор Григоров) – А что проверять?

(Илья Давыдович) – У водителя должно быть разрешение на перевозку.

(Виктор Григоров) – Я как пассажир вызываю службу, садиться водитель, он трезвы, отдохнувший, машина у него нормальная, если он попадает в аварию по собственной вине, он несет ответственность передо мной, как перед пассажиром по закону об ОСАГО. Если он нарушает правила дорожного движения, его уважаемы сотрудники Госавтоинспекции также остановят, не зависимо от того, он в службе такси или не в службе. Он не имеет право проезжать на красный сигнал светофора, по двойной сплошной…

(Илья Давыдович) – Вы против проверок и против того, что вы должны знать есть ли у него разрешение или нет. Если у него нет разрешения, значит он нарушает закон. Я правильно говорю? Если у него нет разрешения, значит он нарушает закон?

(Виктор Григоров) – Как это повлияет на меня, как на пассажира? Я пассажир, я потребитель услуги, как это повлияет? Меня не интересует есть ли лицензия или нет, я позвоню в службу, в которой заказал и скажу, простите, он едет на красный сигнал светофора, к нему примут меры. Мне как пассажиру куда это разрешение.

(В) – У нас молодой человек хочет сказать. Пожалуйста вам слово.

(Судомо Андрей Александрович) – Здравствуйте, меня зовут Судомо Андрей Александрович, я нелегальный таксист, занимаюсь нелегальными перевозками. Почему не могу получить разрешение, потому что с нынешними тарифами, вот пример приведу: полный бак 1500, тридцать дней получается 45 000, 500 рублей на баланс, это еще 15 000 плюс разрешение в месяц платить пенсионные 1800, а ежеквартальные это больше 5000. Не могу я это себе позволить.

(В) – То есть, Андрей, хочу уточнить, вы это разрешение не получаете, потому что дорого или потому что некогда, или потому что сложно получить?

(Судомо Андрей Александрович) – Это не сложно получить, я считаю, в данный момент для меня это дорого. Я лучше эти деньги принесу домой. И на счет машины, содержание машины сейчас невозможно, в данный момент, в каком она у меня находится состоянии, нельзя ездить в такси. Можно ездить простому водителю, но перевозки пассажиров невозможны.

(Виктор Григоров) – А в чем разница между обычным легковым автомобилем и такси, по техническому состоянию можете рассказать.

(Судомо Андрей Александрович) – По идеи в таксопарках есть механики, медики, я его должен проходить. Машину проверяет механик каждое утро перед выходом на линию, должен проверять.

(Виктор Григоров) – Но скажите какие дополнительны требования к службе такси, по техническому состоянию, в отличие от обычных машин. (говорит все тоже самое что минуту назад)

(Судомо Андрей Александрович) – Я, когда пришел устраиваться в такси «Максим», у меня взяли документы на машину, посмотрели страховой полис и все. Для моей машины у меня ОСАГО есть.

(Виктор Григоров) – Когда вы получали полис ОСАГО вы карточку техосмотра приносили в страховую компанию?

(Судомо Андрей Александрович) – Конечно приносил. На тот момент она у меня была в идеальном состоянии.

(Виктор Григоров) – Сейчас вся ответственность только на вас, а вы понимаете, что, когда вы выезжаете на линию или везете жену за картошкой, если у вас машина не в надлежащем техническом состоянии вы подвергаете жизнь даже не пассажиров, а жены опасности.

(Судомо Андрей Александрович) – Я вам говорю о том, что на данный момент содержание машины с такими тарифами и уплатой налогов, очень сложно для меня. А в данный момент с таким кризисом, который идет сейчас, даже в Иркутской области, где везде идет на предприятиях оптимизация и сокращения работы, трудно очень устроиться.

(В) – Ситуация понятная. Вы начали повторяться, у нас еще один участник, пожалуйста представьтесь, вам слово.

(Иван Крючков) – Добрый день, Иван Крючков, я индивидуальный предприниматель и имею разрешение на свой автомобиль. Да, я легальный, но мне сейчас действительно очень трудно поддерживать и автомобиль в надлежащем виде, но я стараюсь. Опять же таки, вы говорите про техническое состояние, да мы действительно должны, все прекрасно знают, что всего один раз в год мы проходим техосмотр и эта бумажка у нас на протяжении всего года. Такси два раза в год, тоже в течение полугода мы спокойно можем ездить, но в службе такси каждый выход на смену проходит механик, он решает может машина выйти на линию или не может. А здесь, когда человек просто поедет на работу, то открывает программу, да у меня там что-то барахлит, но ничего, я спокойно доеду там 70-90 рублей я с собой еще возьму, подвергая опасности не столько себя, свою жену, детей, но плюс еще незнакомых людей, это раз. И второй ответ, вы же как юрист говорите, что смотрю как пассажир. Я предоставляю услугу другому человеку и беру за это с него денежные средства, плюс я как индивидуальный предприниматель уплачиваю налоги, которые уходят в казну Иркутской области, а человек, нелегальный таксист, он ничего не платит.

(Виктор Григоров) – Ну напишите на него заявление в полицию, путь приведут по поводу уплаты налогов…

(В) – Давайте я сейчас Дмитрию Александровичу дам слово. Пусть он прокомментирует.

(Дмитрий Сидоров) – Я добавлю, смотрите, я технически неграмотный специалист и техническое состояние своего автотранспортного средства я проверить не могу. Соответственно мне необходимо съездить куда-то… (перебивает Григоров, говорит, что это ложь) Нет, нет, нет, для чего у нас существуют автосервисы…

(Виктор Григоров) – Давайте сразу скажем, что это ложь. Давайте я вам сейчас объясню, открываем правила дорожного движения, там есть приложение «Перечень неисправности, при которых запрещена эксплуатация». Если меня сотрудник гаи останавливает и у меня в ночное время не работают фары, я не буду ему говорить имею я техническое состояние или не имею, мне любой сотрудник гаи скажет: у тебя написано правила дорожного движения, должен знать, должен, написано, что в ночное время свет должен работать, написано, получите пожалуйста штраф и говорить о том, что я технически соображаю или не соображаю это неправильно. Мы все забываем одно, автомобиль - это источник повышенной опасности и каждое утро выходя и после завода машины я проверяю колеса, я смотрю чтобы дворники работали, свет работал, если что-то не исправно, я еду в сервис. И если у меня нет денег заплатить за машину, я воспользуюсь службой такси, потому что я содержать ее не могу, я мало зарабатываю чтобы в сервисе обслуживать машину.

(В) – Большое спасибо, я сейчас дам слово Игорю Верхозину. Пожалуйста кратко прокомментируйте.

(Игорь Верхозин) – Несколько раз достаточно абстрактно возникал вопрос о тарифах. Здесь можно говорить с цифрами и фактами на руках, вот есть такое аналитическое исследование консалтинговой компании ИПWS «Стоимость владения автомобиля в России». Согласно ему, в 1915 году 1 км пробега автомобиля B класса, условно Рено Логан, обходился в 9 рублей, автомобиль С класса, условно Форд Фокус, 14 рублей, и это с учетом московских цен на бензин. Ну если так усреднять, будем говорить, что 1 км пробега, условного такси, в Иркутске обходится примерно в 12 рублей, чистая себестоимость. Теперь смотрим сколько реально тариф. Я позвонил перед передачей в службу такси «Максим» и спросил, сколько будет стоить поезда из Ново Ленино в Солнечный 28 км – 350 рублей. Получаем те же 12 рублей. У нас получаются тарифы такие, что они даже не в ноль, они в минус, потому что здесь в стоимости владения не учтены: патент, который должен обязательно таксист купить. Кстати про патент почему-то постоянно забываем, должен таксист обязательно иметь патент, он должен заплатить какие-то налоги, и он должен заплатить той же службе такси «Максим» 10 процентов от заказа. Отсюда сделаем вывод, все легальные службы такси не смогут работать по этим ценам. Второй вывод, те водители, которые работают службой такси, работают себе в убыток. Почему? Об этом можно тоже порассуждать.

(В) – Спасибо большое за ваше исследование. Знаете, я бы хотел один очень важный момент отметить. Если сейчас борьба с так называемыми федеральными службами заказа идет путем подачи заявления в госорганы, еще какими-то. У нас были моменты в Иркутске, были моменты в Ангарске, когда она шла совсем по-другому: автомобили такси «Максим» просто сжигали. По этому поводу мы тоже спросили в Кургане у такси «Максим», вот и они тоже прислали нам ответ на видео. Я хочу, чтобы его посмотрели и эту тему тоже обсудили.

(Максим Шушарин) – Да, действительно в Иркутске у нас сожгли 8 автомобилей, в Ангарске сожгли 6 автомобилей с нашей фирменной символикой. Исходя из систематичности, направленности действий мы можем сделать вывод, что это наши конкуренты. Возбуждено уголовное дело, нами объявлено вознаграждение за достоверную информацию о поджигателях, но, к сожалению, преступники пока не найдены. Надо отметить, что больше всего в этой ситуации страдают водители, те водители, которые получили разрешение на деятельность такси, забрендировали автомобили, платят налоги. Они стали самым незащищенным звеном в этой ситуации. Не смотря на наши титанические усилия по легализации перевозчиков, мы готовы за руку их вести для получения разрешения. Наши усилия во многом перечеркиваются такими преступными фактами. К сожалению, еще раз повторюсь, у перевозчика возникает ощущение того, что ему выгоднее уйти в тень, не платить налоги, но и быть незаметным в этой ситуации. До сих пор преступники не найдены.

(В) – Ну что же, спасибо. У нас в студии есть Герман Братчиков, заместитель начальника полиции Иркутска по оперативной работе. Я хотел бы вас спросить о этой ситуации, как расследование, поймали ли злодеев, то есть как прокомментируете эту ситуацию.

(Герман Братчиков) – Действительно статистику обозначили и факты такие были зарегистрированы в городе Иркутске непосредственно где-то с августа месяца начиная с прошлого года. Я не сказал бы, что все плохо и полиция бездействует, после ряда обращений водителей, пострадавших от преступных действий неизвестным пока нам лиц. Были предприняты разного рода комплексные меры, в том числе оперативного характера, которые привели в первую очередь к тому, что вал таких обращений снизился до того, что у нас последнее обращение было в начале января этого года. С тех пор пока обращений не было. Я повторюсь, это не просто там случайность или цепь совпадений, это целенаправленные действия полицейских на предупреждение подобного рода фактов. Работа по установлению лиц продолжается в правовом поле, есть лица, которые, кстати, один из фигурантов находится в местах заключения, имевший причастность к данного рода преступлениям.

(В) – Ну вы согласны, или хотя бы можно озвучить как версию что это связано именно с конкурентной борьбой в среде таксистского бизнеса?

(Герман Братчиков) – Я понимаю, что меня сейчас окружают потенциальные лица, подозреваемые в совершении, причастии или сочувствие. Я не возьмусь это обсуждать, полицая работает в правовом поле и это все за рамки передачи выходит.

(В) – Хорошо, я понимаю, здесь в расследование как бы не хочется лезть. Дмитрий Александрович, вот ваше мнение почему это происходило, почему противоправные уже? Понимаете, когда идет вопрос в обращение, законодательстве, споры с юристами это одно, когда вот такие вещи происходят, согласитесь, это другое.

(Дмитрий Сидоров) – Я хочу прокомментировать первые слова Кургана, они конкретно во всех пресс-релизах говорят, что у нас нет водителей и здесь тут же говорят: у нас сожгли. Некоторое лукавство у них присутствует. Так как я общаюсь не только с водителями в Иркутске, в Ангарске, в Братске, общаемся с водителями по все России, знаем примерно везде настроение людей. В службе заказа есть так называемый приоритет и как недавно выяснилось, еще и повышенный приоритет. Есть человек, который не зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, не имеет разрешение на перевозку, есть тот, кто зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, имеет разрешение на перевозку и автомобиль у него не брендирован, но выполнено требование 69 федерального закона. И есть так называемая группа водителей, которая и брендированные и имеют разрешение на перевозку. Соответственно здесь идет такая категория: есть одна заявка, запрашивают ее три человека из этих категорий и ее забирает тот, кто имеет повышенный приоритет, мало того, он еще и видит эти заявки раньше всех остальных.

(В) – И он, скажем так, более легален, чем другие желающие этот заказ получит?

(Дмитрий Сидоров) – Есть информация, что офис на это отдельно, сами руководители зарабатывают, но это как бы левая информация. Утверждать не буду. Исходя из всего выше перечисленного и зная настроения людей, я могу только предположить, что вот этими поджогами занимались именно сами водители служб такси за счет того, что создана эта трехуровневая конкуренция внутри. И те, кто не хотят быть легальными, те кто хотят работать и получать эти заявки, соответственно вся эта конкуренция пошла оттуда, я, полагаю.

(В) – Интересная версия. У нас времени немного осталось, но у нас есть люди, которые приглашены, это руководители других служб и я хотел бы им тоже дать слово, буквально коротко высказаться по обсуждаемым вопросам. И по протесту против служб заказа. Итак, заместитель руководителя службы такси «Шесть двоек», Сергей Грицких, вот я хотел бы ему дать слово.

(Сергей Грицких) – А что здесь скажешь, вправе выбирать все, как пассажиры, так и водители. Ну да, с ценами на рынке проблема, потому что водителям реально тяжело работать, из-за того, что цены у нас не растут, а только понижаются, из-за этого содержать машину и все остальное очень тяжело.

(В) – Еще момент, мне интересно посмотреть в будущее, я хотел бы еще раз попросить Андрея Никитина взять микрофон. Суть в чем -  как видите очень меняются и технологии, и законодательство, наверное, всем будет здесь интересно, какой будет рынок службы такси через год-два. Вот ваш прогноз.

 (Андрей Никитин) – На самом деле, все движется, все развивается, технологии приходят, и мы уже услышали, что на самом деле такси «Максим» не самое большее зло, что может быть. Пройдет какое-то время, придут другие сервисы, к этому нужно быть готовым. Другое дело, как справедливо Виктор Павлович сказал, на самом деле если посмотреть на эту ситуацию с точки зрения пассажира - ему безразлично каким образом его заявка принята, как она обработана, он должен быть уверен в том, что за меньшую стоимость ему услуга будет оказана очень качественно. И здесь должен быть соблюден некий баланс интересов. Мы прекрасно понимаем, что минимальная стоимость проезда, как уже упоминалось, она говорит о том, что при соблюдение всех правил игры: организация безопасной перевозки, честной уплаты всех необходимых налогов, регистрации, оформления разрешения на деятельность. Она экономически невыгодна эта стоимость. Я еще раз повторяю, здесь есть два участника процесса, перевозчик и служб заказа, и вопрос обозначения минимальной стоимости проезда, то есть вы продаете свою услугу по перевозке, и вы участник этого процесса, и обозначать стоимость вашей услуги, при соблюдении всех правил игры, это ваше право.

(В) – Что же, спасибо большое. Я вижу Артем Галкин, пресс-секретарь ассоциации таксистов Иркутской области, хочет слово взять.

(Артем Галкин) – Здравствуйте, буду очень краток. Что касаемо такси, в наше время, я проведу параллели, легальное такси – это натуральный продукт, чистый, где люди в нашем регионе несут ответственность за все, начиная от приема заявки употребителя и далее до высадки пассажира живым, здоровым, невредимым. То есть случай какой-то экстренной ситуации, мы, местные перевозчики, несем ответственность за пассажиров от и до. Что касаемо региональных агрегаторов, то это денатураты, то есть вы как потребитель, приобретая колбасу за 60 рублей кг, вы не получаете там не грамма мяса, а только будите травиться ей в полный рост, не больше, не меньше.

(Виктор Григоров) – А кто вам сказал, что я покупаю денатурат какой-то. У меня, как у потребителя есть право выбора, я могу купить элитную колбасу, а могу колбасу подешевле. Я выбираю это сам.

(Артем Галкин) – То есть вам, как потребителю самое главное быстро доехать, вы не думаете о том, что можете пострадать, еще что-то. Вас нелегальный водитель вышвырнет в кювет, в случае какой-то экстренной ситуации и уедет.

(Виктор Григоров) – (Говорит параллельно с Галкиным) Если водитель попадает в аварию, не важно повезет меня сосед по цеху или повезет служба такси, тот и другой будет отвечать в рамках ОСАГО. И тот, и другой будут возмещать мне вред, если он будет виновен

(Артем Галкин) – Рамки ОСАГО различные. ОСАГО, которое касаемо простого водителя, это простое ОСАГО, которое касаемо такси, оно покрывает как раз уже по максимуму причиненный ущерб еще и пассажирам.

(Виктор Григоров) – Если водитель нарушил правила дорожного движения, я как пассажир пострадал водитель будет нести ответственность передо мной по полису ОСАГО.

(Артем Галкин) – Нелегальный водитель за вас ответственность никакой нести не будет.

(В) -  Я вас остановлю. Уважаемые участники программы, время наше подходит к концу. Вот я сейчас хочу, чтобы оба наши оппонента (Дмитрий Сидоров, президент ассоциации таксистов Иркутской области, а также юрист Виктор Григоров), которые сегодня обсуждают эту тему, коротко подытожили наш сегодняшний разговор.

(Виктор Григоров) – Значит, первое, что касается водителей, если вас не устраивает работодатель, идите к другому работодателю. Если эта деятельность не приносит вам ожидаемой прибыли, идите занимайтесь другой предпринимательской деятельностью, а если вы ничего не можете, кроме этой деятельности, тогда не надо плакать, тогда живите и спите в этой машине. Что касается работодателей, если на рынке появились конкуренты, которые снижают цены и предоставляют более качественные услуги, не надо ходить в серый дом, нужно посмотреть и снизить издержки, или может пригласить маркетологов, возможно вы не конкурентно способны, тогда нужно уйти с этого рынка и заняться чем-то другим. Что касается пассажиров, пассажиру не важно есть или нет лицензии, давайте уберем все эти эмоции и будем говорить о том, что есть полис ОСАГО и водитель, если нарушил правила движения, он несет ответственность в пределах лимита установленного страховой компанией. Страховая компания мне, как пассажиру, выплатит это все.

(Дмитрий Сидоров) – Я хотел бы в общем сказать – Уважаемые наши пассажиры, обращайте внимание на то, с кем вы едете, и на то, на чем вы едете. Потому что на данном этапе времени действительно на рынке сложилась серьезная ситуация, цена упала до опасного минимума, где водитель не в состоянии теперь отремонтировать свой транспорт, и где водители нелегальные. Попробуйте сесть в такси и спросить у своего водителя разрешение на перевозки, спросите у водителя путевой лист, был ли он сегодня у медика и была ли его машина сегодня на осмотре у механика перед выпуском на линию. Я думаю, в службе заказа такси «Максим» вам такое покажут единицы.

(В) – Ну что же, большое спасибо всем участникам. Мы сегодня говорили о ситуации, которая сложилась на рынке такси в городе Иркутске и о том, как реагируют на нее разные ее участники.


Общественный совет по развитию такси 

Присоединяйтесь к нам в соц.сетях

taxilife в twitter vkontakte  odnoklassniki

 

Горячие новости такси

  Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru