Совместное регулирование цифровой экономики

Совместное регулирование цифровой экономики
8 Сентября 2017

Как сообщает издание The Regulatory Review, по заявлению учёных Евросоюза, чтобы регулировать цифровую экономику, контролирующие органы должны сотрудничать с цифровыми платформами.

Что такое цифровая платформа? Очень просто указать на компании, которые являются частью этого нового технологического сегмента экономики. Например, Airbnb, Amazon, Uber, Kickstarter, Rentthe Runway и многие другие. Однако, регулирующие органы, такие как Европейская комиссия (European Commission), Федеральная Торговая комиссия (Federal Trade Commission) и Французский цифровой совет (French Digital Council) с большим трудом договорились о точном определении этого растущего сектора экономики.

По словам Мишель Финк (Michèle Finck), старшего научного сотрудника в Институте Макса Планка (Max Planck Institute), отсутствие у регуляторов консенсуса в отношении точного определения цифровой экономики затрудняет задачу эффективного регулирования цифровых платформ.  Действительно, Финк избирает для определения платформ только то, чем они не являются: «обычными, статическими и легко квалифицируемыми бизнесами». А к каким нормативным категориям эти компании можно отнести? Можно ли включить Airbnb в категорию, по которой регулируется гостиничный бизнес? Являются ли сотрудниками или подрядчиками водители Uber?

Регуляторы с трудом находят подходы к цифровым платформам в рамках существующих категорий регулирования, но дальнейшая неопределенность в этом вопросе, как утверждает Финк, может привести к чрезмерному, ненужному регулированию, замедлению развития цифровых платформ и ограничению глобального охвата услуг, предоставляемых этими платформами. Но если деятельность цифровых платформ не будет регулироваться, они могут накопить слишком много власти, что, если ее не ограничивать, может вызвать проблемы в антимонопольной сфере и за ее пределами. 

Сорегулирование (совместное регулирование) - процесс, с помощью которого государственные регулирующие органы определяют цели регулирования, а затем оставляют достижение этих целей сторонам в регулируемой области, является лучшим решением для регулирования цифровой экономики, утверждает Финк. Она доказывает, что у цифровых платформ больше данных о действиях и воздействиях на рынок, чем у регулирующих органов, и они могут лучше адаптировать соответствующие правила к потребностям рынка. Однако, она также подчеркивает, что только государственные регулирующие органы могут определять, какие правила и ограничения должны быть на службе у широкой общественности.

В настоящее время цифровые платформы являются по сути саморегулируемыми организациями, так как они самостоятельно устанавливают правила и стандарты поведения, принятые их платформами. Финк объясняет, что платформы предпочитают саморегулирование, поскольку они утверждают, что имеют больше знаний об их деятельности и более эффективных механизмах обеспечения, чем традиционные регуляторы. Однако саморегулирование предусматривает и финансовую ответственность, гарантии оказания услуг для потребителя, чего со стороны цифровых платформ не наблюдается. Вместо этого применяются санкции. Например,  любой водитель Uber, нарушающий правила, теряет доступ к системе.

Проблема с чистым саморегулированием цифровых платформ заключается в том, что оно не прозрачно, а платформы действуют исключительно в своих интересах, без достаточного учета интересов других участников рынка и потребителей. И хотя цифровые платформы имеют гораздо больше информации о своей деятельности, Финк утверждает, что у них не так много информации о нормативных потребностях конкретной области, как у государственных органов.

Для того чтобы сорегулирование было наиболее эффективным, Финк предлагает включить в процесс регулирования целый ряд заинтересованных сторон и лиц, принимающих решения, включая «отраслевые ассоциации, академические центры, аналитические центры, компании и смежные цифровые платформы».

Платформы действительно оперируют существенным объемом данных об их текущих операциях и их планах по их развитию, по которым, в идеале, регулирующие органы должны принимать обоснованные решения. Эта информационная асимметрия, объясняет Финк, делает необходимым привлечение платформ к сбору информации, необходимой для создания своевременных и эффективных правил. Кроме того, использование платформ значительно упрощает применение самих правил. Всего лишь несколько строк кода и цифровая платформа может обеспечить, чтобы все ее пользователи платили налоги и соблюдали законы и правила, говорит Финк. Такой уровень правоприменения будет намного сложнее, если вообще он возможен для современных  государственных регулирующих органов.

Финк приводит в пример соглашение между городом Милан, Италия и Airbnb. Власти Милана утверждают правила, позволяющие жителям сдавать свои дома через Airbnb при условии, что Airbnb передает данные о каждой сделке государственным органам, а также соглашается на сотрудничество по другим условиям.

Такой обмен данными является неотъемлемой частью совместных решений, говорит Финк, этот тип сотрудничества полезен правительствам с многих сторон. Airbnb специально способствует такому сотрудничеству, их цифровая платформа помогает правительствам «собирать миллионы долларов в виде доходов от гостиничного и туристического налога за небольшую плату» и помогает «принимать интеллектуальные решения о правилах совместного использования жилья без ущерба для прав на неприкосновенность частной жизни или гостей».

Финк полагает, что сорегулирование является «непрерывным процессом», поскольку оно позволяет регуляторам принимать необходимые меры и вносить соответствующие изменения в законодательство по мере возникновения проблем, поэтому постоянная оценка и анализ этих оценок и изменений так важны. Но многие участники отношений должны постоянно сотрудничать, чтобы сделать это возможным.

Финк противопоставляет сорегулирование «командно-административному регулированию», то есть регулированию, характеризующемуся жесткими юридическими нормами, подкрепленными государственными штрафными санкциями. Такое в настоящее время практикуется в Европейском союзе. Административное регулирование и контроль создают единообразие на всем континенте, отмечает Финк. Она говорит, что Европейская комиссия в целом поддерживает этот тип единообразия, утверждая, что нормативная несогласованность по всей Европе «усложняет (или даже препятствует) доступу на рынки и ограничивает возможности инвестиций для экономики». 

Финк предполагает, что командно-административное регулирование и контроль не смогут эффективно работать в условиях цифровой экономики, из-за информационной асимметрии между регулирующими органами и регулируемыми сторонами. Эта асимметрия информации может привести к появлению правил, которые подавляют инновации или поощряют цифровые платформы к поиску юрисдикций с нерегулируемым подходом или более мягкими правилами. Что еще более важно, говорит Финк, информационная асимметрия между цифровыми платформами и государственными регуляторами может привести к недействующим или неосуществимым правилам, поскольку цифровые платформы не станут передавать необходимую информацию.

В заключении Финк призывает к введению сорегулирования и принятию соответствующей нормативной базы, что будет способствовать дальнейшему развитию цифровой экономики и должным образом учитывать все интересы общества.

Перевод TaxiLife



  taxilife в twitter 


 

Горячие новости такси

  Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru