Новый директор Uber хорошо стартовал, но это длинная дорога

Новый директор Uber хорошо стартовал, но это длинная дорога
10 Октября 2017

Как сообщает Economist, битва за директорское кресло и руководящие полномочия частично выиграна, и на подходе новые инвестиции от SoftBank.

27 августа 2017 года совет директоров Uber выбрал нового гендиректора компании — им стал 48-летний Дара Хосровшахи (Dara Khosrowshahi), который до этого руководил туристическим сервисом Expedia. Он занял место, которое пустовало два месяца после увольнения предыдущего руководителя Uber, скандально известного Трэвиса Каланика.

Вот специфика первоначальных задач, которые ему надо было решить: 

Объединить глубоко разделенное корпоративное поле.

Держать волевого основателя Uber под контролем.

Немедленно нанять нового финансового директора.

Переговорить с рассерженными местными регуляторами, которые намерены закрыть бизнес Uber в своих городах.

Убедить суды, что компания не должна предоставлять своим водителям социальные и трудовые гарантии, выплачиваемые сотрудникам, работающим полный рабочий день.

Кардинально изменить корпоративную культуру, не ущемляя при этом сотрудников.

Помимо всего прочего, речь еще ведь идет не только об исках, но и о краже интеллектуальной собственности, которые могут стоить компании почти 2 млрд. долларов, и об уголовном расследовании ФБР, которое может обернуться для некоторых высших руководителей  Uber тюремным сроком.

Ни один здравомыслящий человек не хотел бы претендовать взвалить на себя такие проблемы. Но после некоторого колебания Дара Хосровшахи (Dara Khosrowshahi) принял вызов. Теперь он босс Uber, величина капитализации которого оценивается в $68 млрд. и является по этой оценке самой дорогой частной компанией в мире.

Может ли он превратить компанию, которая во многих отношениях является карикатурой на разрушителя основ Силиконовой долины, и вывести её на IPO до конца 2019 года?

За три недели работы Хосровшахи уже добился значимого прогресса в решении неотложных проблем. 3 октября он экстренно организовал визит в Лондон, для переговоров с регулятором - «Транспорт для Лондона» (TfL), который недавно принял решение, что Uber является «неподходящим и ненадлежащим оператором» для продления ему лицензии на эксплуатацию в британской столице. Обе стороны назвали переговоры «конструктивными» и объявили о дальнейших дискуссиях.

Позже, в тот же день новый босс Uber по видеосвязи принял участие в важном заседании совета директоров Uber, которое закончилось с многообещающим результатом для него. Совет не только ограничил власть Трэвиса Каланика (Travis Kalanick), соучредителя фирмы и бывшего главы исполнительной власти в компании, но и утвердил условия для инвестиций консорциумом во главе с японской фирмой SoftBank в размере $10 млрд., управляемой Масаёси Соном (Masayoshi Son).

Одним из главных условий г-на Сона было то, что принятие решений в компании должно перейти к новым инвесторам. Ранние инвесторы Uber, в том числе г-н Каланик, обязаны будут отказаться от своих прав на привилегии в принятии решений.

Уступка г-на Хосровшахи заключалась в том, что г-н Каланик получил теоретический шанс снова стать исполнительным директором (предлагаемые ранее правила сделали бы это практически невозможным). Benchmark, венчурная компания и ранний инвестор Uber, согласился отказаться от иска против г-на Каланика.

Клубок противоречий этой сделки еще предстоит распутать. Компромисс управления зависит от инвестиций SoftBank, которые пройдут в два этапа.

Инвестиция в первый раунд в размере $1 млрд. - $1,25 млрд., которую SoftBank и ее партнеры собираются вложить, слишком мала для текущей оценки Uber в $68 млрд. Но эта инъекция капитала не будет считаться «нисходящей», то есть той, которая влияет на оценку компании.

Все решит второй раунд. Но многое о втором раунде пока неизвестно. Например, доля новых инвесторов может составить от 14% до 17% от оценки Uber до $50 млрд.

До того, как Хосровшахи отправился в Лондон, он разместил объявление в «Evening Standard», местной газете, извинившись за «ошибки, которые мы совершили», и признал, что «мы должны измениться». Это должно было сигнализировать регуляторам во всем мире о том, что «устричная культура» Uber ушла в прошлое. Но он должен показать, что это не просто изменение стиля, а изменение сущности компании.

У него не будет недостатка в возможности сделать это. Ключевой вопрос будет заключаться в том, насколько Uber по-прежнему будет настаивать на том, чтобы считаться технологической компанией, а не обычной транспортной фирмой. Это вопрос, который стоит в повестке дня Европейского суда.

Кейс Лондона, где Uber обжаловал решение регулирующего органа, скорее всего, будет тестовым. Жалобы TfL на Uber, например, что он не проверял своих водителей, указывают на то, что регулятор хочет относиться к Uber точно так же, как и к любому другому оператору такси. Однако желание Uber пойти на уступки может быть ограничено.

26 сентября Uber заявил, что прекратит работу в Канадской провинции Квебек, но не примет новые правила работы.

Еще неизвестно в какой степени Uber изменит свое отношение к своим водителям. Он по-прежнему борется в судах против требований признать водителей в качестве штатных сотрудников.

Например, 27 сентября Uber  подал апелляцию на решение британского суда, которое гарантировало его водителям минимальную зарплату и отпуск. Но Uber, похоже, понимает, что он должен облегчить им жизнь. Теперь он позволяет отдыхать водителям, в некоторых городах его алгоритмы стали учитывать время работы.

Существуют юридические и корпоративные проблемы Uber. Похоже, что Хосровшахи думает, что он может их смягчить, сделать бизнес более прозрачным, чем г-н Каланик и его команда. Пересматривается система бонусов, которая привела к контрпродуктивным уровням внутренней конкуренции. Но он может только надеяться, что судебные действия, ожидающие компанию, не нанесут слишком большого ущерба – иск Waymo, подразделения автономного вождения Alphabet, или уголовное разбирательство по приложению Greyball, которое Uber разработал и использовал для обмана регуляторов.

Однако превращение Uber в более законопослушную компанию может затруднить устранение самого главного препятствия – как сделать его  приносящим прибыль, а не банально привлекающим инвестиции на основе текущей оценки в размере $68 млрд.

Теория Uber заключается в том, что субсидируя поездки, он запустил движение большого экономического маховика, который в начале даже самостоятельно крутился. Большое количество пассажиров привлекает больше водителей, что привлекает больше пассажиров и так далее. В некоторых крупных городах маховик поворачивается, даже принося прибыль, заявляет Uber, признавая, что они все еще очень хрупки. Но с накопленными убытками около $6 млрд. (см. диаграмму), расходы на субсидирование поездок растут быстрее, чем ожидал Uber, для того чтобы вырваться из этого порочного круга.

диаграмма

Одна из причин заключается в том, что появилось очень много таких компаний, например Lyft в Америке. И неясно, будет ли маховик продолжать вращаться после, хотя бы, сокращения величины субсидирования поездок. Скептики утверждают, что бизнес-модель рухнет.

Господин Хосровшахи еще не заявил публично, будет ли он продолжать настаивать на масштабировании или больше ориентироваться на прибыль. Но он мог бы сделать Uber более эффективным, оставив небольшие рынки и заморозив свободу компании, в которой региональные менеджеры работают как предприниматели, делая в основном то, что им нравится, чтобы генерировать рост.

Также может помочь сделка с SoftBank. Но если он не будет менять Uber, то г-н Сон, который уже сделал несколько ставок на прокачку конкурентов Uber, наверняка профинансирует их.

Но если г-н Сон хочет, чтобы Uber успел успешно провести акцию, г-н Хосровшахи должен дать ему новый гештальт или идею, помимо того, что Uber – это беспощадный экономический разбойник.

Хорошей моделью может быть большой сосед его бывшей фирмы в Сиэтле. Amazon, гигант электронной коммерции, построил хорошую, промышленную, логистическую и вычислительную цифровую платформу, которая позволяет ей тестировать и внедрять все новые предложения - от интеллектуальных динамиков до доставки беспилотными летательными аппаратами.

Аналогичным образом реформированный Uber может стать платформой для всех видов логистических услуг и даже больше (хотя для этого потребуется намного больше сосредоточиться на прибыли, чем Amazon). UberEats, его подразделение для доставки еды, быстро растет. Компания тестирует аналогичную услугу для лекарств под названием UberHealth.

Опасность, если на самом деле маховик Uber еще сможет крутиться, заключается в том, что он привлечет еще больше внимания регулирующих органов.

Другими словами, чтобы оправдать свою оценку, Uber должен стать действительно большим, а не дутым. Но это в свою очередь, породит еще большие риски. Facebook и Google, у которых недавно начались политические проблемы – это могут подтвердить.

Перевод TaxiLife



  taxilife в twitter 


 

Горячие новости такси

  Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru