Третий таксист в знак протеста совершил самоубийство в Нью-Йорке


Третий таксист в знак протеста совершил самоубийство в Нью-Йорке
10 Февраля 2018

В студии телеканала Democracy Now (Нью-Йорк) Бхайрави Десаи, исполнительный директор и соучредитель альянса работников такси в Нью-Йорке, который представляет интересы более 19 000 водителей такси и журналист Эми Холман.

Эми Холман: Мы начинаем сегодняшнюю беседу здесь, в Нью-Йорке. Во вторник водители такси провели траурное мероприятие, чтобы вспомнить водителя автомобиля такси, который в понедельник совершил самоубийство перед воротами мэрии. Дуглас Шифтер. Это уже третий нью-йоркский водитель, который совершил самоубийство за последние три месяца.

В сообщении, опубликованном на Facebook перед смертью, Шифтер обвинил руководителей городов и штатов страны, а также приложений для обмена информацией, таких как Uber, которые подтолкнули его и других водителей такси к финансовому отчаянию.

Он написал: «Я работал по 100-120 часов подряд почти каждую неделю в течение последних четырнадцати лет. Когда я пришёл в отрасль такси в 1981 году, я работал в среднем по 40-50 часов. Я не могу больше выживать, работая по120 часов! Я не раб, и я отказываюсь быть одним из них. ... Блумберг, Де Блазио (бывший и действующий мэры Нью-Йорка, примечание TaxiLife) и Эндрю Куомо (ныне действующий губернатор штата Нью-Йорк, примечание TaxiLife) были вовлечены в уничтожение процветающей индустрии. Сейчас более 100 000 человек ежедневно страдают от этого. Это новое рабство». Далее он добавил: «Похоже, что мэр и губернатор проявляют сильную предвзятость к Uber. Компания, которая является известным лжецом, обманщиком и вором».

За последние пять лет количество автомобилей в городе для предоставления  услуг по перевозке увеличилось более чем вдвое, в основном благодаря Uber. Растущее количество автомобилей привело к финансовому кризису для многих давно работающих водителей такси, которые теперь изо всех сил пытаются получить клиентов. 

Об этом Шифтер предупреждал в своей публикации на страницах издания Black Car News (предоставляет новости и информацию водителям, владельцам такси и другим ключевым игрокам в Нью-Йорке на арендных автомобилях, примечание TaxiLife), в которой он вёл ежемесячную колонку. Но его предупреждения были проигнорированы. Нейл Вайс, владелец Black Car News, говорит: «Его жизнь действительно разваливалась. Он не мог заплатить за содержание своего дома или  своей машины. Он делал все возможное, чтобы заплатить за то, что он должен платить».

Мы сейчас ведём беседу с Бхайрави Десаи, которая является исполнительным директором и соучредителем альянса работников такси в Нью-Йорке, который представляет интересы более 19 000 водителей такси в Нью-Йорке. В апреле прошлого года она дала показания перед комиссией такси и лимузина и предупредила о растущем отчаянии среди водителей.

Эми Холман: Эта трагедия, которая только что произошла, расскажите нам о ней, что произошло в понедельник. Кем был Дуглас Шифтер?

Бхайрави Десаи: Ну, Дуглас Шифтер был профессиональным водителем автомобиля такси в Нью-Йоркес более чем 30-летним стажем. И он также был активистом. Он был плодовитым писателем для отраслевых газет. И он пошел рано утром к зданию мэрии, где и застрелился. А до того, как он застрелился, он написал сообщение в Facebook, где, как вы знаете, он действительно просто очертил, я думаю, реальность, с которой сталкиваются более 100 000 водителей, профессиональных водителей в Нью-Йорке.

Эми Холман: Что это за реальность?

Бхайрави Десаи: Это падение на дно. Каждый день люди все глубже и глубже погружаются в нищету. И это реальность, так называемой, «гигантской экономики». Речь идет о том, что уничтожается профессия, на которой люди заняты полный рабочий день, и ее хотят превратить в работу неполного рабочего дня. Uber и компания Lyft, между прочим, абсолютно одинаковые. Это одна и та же бизнес-модель. Они используют свою политическую мощь. В 2016 году Uber и Lyft вместе провели больше операций по лоббированию, чем Amazon и Walmart вместе взятые, а также Microsoft. И поэтому они используют свою политическую мощь, чтобы достичь цель, направленную на дерегулирование рынка.

Эми Холман: Они использовали больше денег для лоббирования, чем Walmart, Microsoft?

Бхайрави Десаи: И Amazon..

Эми Холман: И Amazon вместе взятые?

Бхайрави Десаи: Да. Несколько лет назад у Uber было на 33 процента больше лоббистов, чем у Walmart. И, Вы знаете, Эми, самое удивительное здесь то, что они лоббируют - это, во-первых, освобождение от исполнения существующих правил и положений местного такси. Они идут прямо на государственный уровень, поэтому они освобождаются от соблюдения правил городского уровня. Как только они добьются дерегулирования, они смогут наводнить улицы транспортными средствами, чтобы вытеснить конкурентов из существующей индустрии такси.

Эми Холман: Объясните, что это будут за правила, которые им больше не нужно соблюдать.

Бхайрави Десаи: Правила будут касаться, например, требований к транспортному средству,  количеству проверок, которые должны проходить транспортные средства, величины пробега, который может иметь транспортное средство, а также страховых требований в случае аварий. А также, вы знаете про криминальные проверки водителей в процессе лицензирования и, конечно же, любые виды разрешений. В Нью-Йорке существует знаменитый медальон, номер, которого вы видите на крыше желтой кабины. Он является личным капиталом, и в какой-то момент здесь стоил около миллиона долларов за каждый медальон. Uber и Lyft входят в города без этих расходов. Поэтому, очевидно, что сложилось не равное игровое поле.

Но важно также отметить, что после того, как они смогут дерегулировать правила такси и наводнить улицы транспортными средствами, кстати, они уже сейчас наводняют их транспортными средствами, они используют деньги Уолл-стрит, чтобы заманить водителей высокими финансовыми бонусами. Вскоре, когда бонусы отменяются, водители начинают падать в нищету. Недавно Федеральная торговая комиссия оштрафовала их на 25 миллионов долларов за недостоверную рекламу этих бонусов. И тогда Uber и Lyft использовали свою лоббистскую мощь, чтобы освободить себя от существующих трудовых законов. 

В 21 штате у них есть такое освобождение. Это, в основном, компании, которые являются частью так называемой гигантской экономики, в которых, если работа ведётся ​​через приложения, то эти компании будут освобождены от любых обязанностей работодателя. Они могут сократить тарифы настолько низко, насколько они захотят, даже если водители зарабатывают ниже минимальной заработной платы. У водителя нет защиты. Для рабочих нет экономического фундамента. И так, профессиональные водители, такие как Дуглас, видят сейчас свою профессию. Вы знаете, они просто экономически раздавлены. И альтернативы для них нет.

Эми Холман: Я хотела вернуться к еще одному отрывку сообщения, которое Дуглас Шифтер опубликовал на Facebook, прежде чем он убил себя в понедельник перед Нью-Йоркской ратушей. Он написал, что автомобильные компании сократили свои цены с момента введения в город Uber и Lyft. Он писал, цитирую: «Из-за огромного количества автомобилей, доступных  отчаявшимся водителям, пытающимся прокормить свои семьи, они понижают размеры операционных расходов и вынуждают таких профессионалов, как я, уходить из бизнеса. Они считают только свои деньги, а нас выгоняют на улицы, на которых мы работаем, становясь бездомными и голодными. Я не буду рабом, работающим за несколько долларов. Я предпочел бы быть мертвым». Так он написал он на Facebook, а затем убил себя.

Бхайрави Десаи: Знаете, я уже более 20 лет занимаюсь индустрией такси. Мы были на пороге исторической победы всего несколько лет назад, прежде чем Uber и Lyft вошли в город. Я никогда не видела водителей в более глубоком отчаянии и кризисе. Вы знаете, каждый день появляется всё больше автомобилей, которые эти компании выводят на улицы.

И важно отметить, что эта ситуация, как вращающаяся дверь. Сам Uber признал, что более 50% водителей остаются с Uber только шесть месяцев подряд. Возникает ряд вопросов:  связаны ли с этим профсоюзы? Вопрос о влиянии  гигантской экономики: насколько важны для города рабочие? Представьте, вы работаете 12 часов, едва зарабатывая для себя 50 долларов и все это время вы слышите, что автоматизация уже рядом. Поэтому вы знаете, что эти компании считают, что вы зарабатывая 50 долларов вы получаете слишком много. Так что, конечно, есть чувство безнадежности.

Мы знаем, что существование такой экономики не случайно. Это не дар Бога. Это не стихийное бедствие. Это политически мотивированные решения, которые дают корпоративной Америке  подобные преимущества компании с Уолл-стрит. Они позволяют им свободно действовать по уничтожению средств к существованию.

Эми Холман: Бхайрави, мы говорим о Дугласе Шифтере. Но 20 декабря, спустя несколько часов после слушания о том, что Комиссия по такси и лимузинам отобрала лицензию у Данило Корпоран Кастильо, которому было 57 лет, сбросился с крыши своего дома в Гарлеме. Перед этим он позвонил своей жене после того, как оплатил все штрафы. Дуглас Шифтер - это самое последнее самоубийство.

Бхайрави Десаи: Правильно. Это уже третье самоубийство таксистов. Дуглас был третьим самоубийцей, о котором мы знаем на протяжении двух-трех месяцев. Вы знаете, что существует человеческий кризис в результате политических неудач. К этому привело то, что Уолл-стрит дала этим компаниям свободу. И, вы знаете, кстати, большинство их лоббистов из Демократической партии. Многие из них пришли прямо из Белого дома Обамы, чтобы работать на Uber. И это правда,

Эми Холман: В этом случае мы говорим о Нью-Йорке, но ведь это происходит по всей стране. Шиффер специально упомянул Блумберга, чью семью, как он говорил, возил лично. Его мать и дочь. Он обращался к нынешнему мэру Де Блазио, и к губернатору Куомо.

Бхайрави Десаи: Да. Губернатор Куомо, действительно, изначально был самым большим сторонником Uber в штате Нью-Йорк. Вы знаете, главный пост Дугласа в соц.сети говорил о перенасыщении городов транспортными средствами. При этом величина тарифов недостаточная. Слишком много автомобилей. Никто не может зарабатывать себе на жизнь. Это падение на дно.

Несколько лет назад мэр Де Блазио и Комиссия по такси и лимузинам, как вы знаете, на самом деле решили инициировать ограничение по количеству автомобилей. Но именно губернатор вмешался тогда от имени Uber, назвав его стартапом. Эта была компания, в то время имевшая оценку в 40 миллиардов долларов, но они продолжали называть ее стартапом.

Итак, вы знаете, произошел массовый политический провал. И это точно. Но все может измениться. Город и государство могут провести реальные изменения. И, вы знаете, кстати, лояльность губернатора Куомо зашла так далеко, что он не только ускорил разработку законопроекта о дерегулировании в Олбани, но в самом Капитолии. Одновременно с этим сами водители Uber озвучивали свои заявление о безработице. Один из них Джефф. Не смотря на то, что он работал 40-60 часов в неделю, были недели, когда он приносил домой несколько пенсов в кармане, и поэтому он по определению считался безработным. Эти претензии подняли волну возмущения. Мы подали иск в федеральный суд, чтобы претензии рассматривались. Как Вы думаете, могут ли рабочие чувствовать себя расходным материалом в такой политической экономике?

Эми Холман: Вы выиграли в этом судебном процессе?

Бхайрави Десаи: Мы выиграли в этом судебном процессе. Мы даже выиграли иск к Департаменту труда. Когда расследование проводится, эти компании считаются работодателями, и несут ответственность. Но в Нью-Йорке до сих пор не проведена надлежащая ревизия, хотя судья и признал их работодателями.

Эми Холман: Бхайрави Десаи, вы говорите: "Одна половина моего сердца просто сокрушена. Другая половина горит". Поговорим о водителях, которых вы представляете. Откуда они? Расскажите нам историю своего сообщества.

Бхайрави Десаи: Ну, более 90 процентов водителей в Нью-Йорке являются иммигрантами. У нас имеются одни из крупнейших мусульманских и сикхских сообществ водителей в городе. Мы  крепкий союз, который в прошлом году забастовал в борьбе против запрета въезда мусульман в страну, мы представляем водителей из более ста разных стран,

Эми Холман: Объясните, что вы сделали для людей, которые вам лично не знакомы.

Бхайрави Десаи: Хорошо.

Эми Холман: Я помню, что тысячи таксистов приехали в аэропорт, чтобы протестовать против «мусульманского запрета» президента Трампа.

Бхайрави Десаи: Да. 28 января прошлого года мы перекрыли въезды в аэропорт. Несмотря на то, что основная часть демонстрантов находилась внутри терминалов, наши коллеги во время этой протестной акции отчаяния приняли решение и отказались покидать территорию аэропорта. Они объявили забастовку, чтобы дать протестующим в терминалах сигнал поддержки и солидарности.

Эми Холман: И как отреагировал Uber?

Бхайрави Десаи: Uber сделал заявление, что они понизили свои тарифы, пытаясь привлечь больше пассажиров. И, знаете, Lyft сделал то же самое.

Эми Холман: Понизили тарифы именно для аэропорта?.

Бхайрави Десаи: Да, именно для аэропорта, чтобы сорвать наш протест. И ни одна подобная компания в гигантской экономике не лучше их.

Эми Холман: Вы заявляли, и это было написано для издания Truthdig «Демократическая партия поддерживает мега корпорацию Uber для ее легализации». Но ведь есть определённое число людей и высокопоставленных должностных лиц Обамы, например, таких, как Плуфф, которые, как мне кажется, после этого ушли из Uber.

Бхайрави Десаи: Да, есть и такие. Но я имею в виду, что их не так много. В каждом городе и государстве, в которые заходят Uber и Lyft, первым делом, что они делают, это нанимают бывших регуляторов. В Нью-Йорке, например, бывший председатель TLC отправился на работу в Lyft. Его политический руководитель отправился на работу в Uber. Вы знаете, это отвратительно. Все знают, что они являются бывшими регуляторами, которые точно знают, как разрушить регулирующую и нормативную базу, включая нормативные положения, которые были установлены на местах. Наша организация в течение 20 лет боролась за защиту интересов водителей, а теперь всё это уничтожается.

Эми Холман: Итак, давайте поговорим о том, что вы видите в перспективе, что будет справедливым решением. Город затоплен автомобилями. Это же началось с чего-то? С чего?

Бхайрави Десаи: Да. Я знаю, что сегодня у нас в городе более 130 000 машин занимаются извозом. Раньше было всего около 13 000 желтых машин и еще 40 000 частных автомобилей. Теперь же более 130 000 человек занимаются перевозкой. Никто из них не может зарабатывать на жизнь.

Эми Холман: Что, по Вашему мнению, нужно сделать? Вы отметили, что это не война между водителями Uber и водителями желтого такси.

Бхайрави Десаи: Правильно. Это действительно битва между Уолл-стрит и рабочей силой, которая буквально умирает в попытке сохранить свою профессию. Этого не должно быть, ведь они работают очень усердно. Они каждый день обслуживают миллион человек в Нью-Йорке. Они делают это с достоинством и огромной целостностью, в поте лица. Нельзя, чтобы из-за этого проливалась кровь.

Эми Холман: А что вы думаете, какие три самые важные вещи, которые должны произойти прямо сейчас?

Бхайрави Десаи: Должно быть введено ограничение на количество транспортных средств, перевозящих пассажиров. Это количество должно быть определено таким образом, чтобы обеспечить работу водителей на полной ставке, а не на подработке. Необходимо обеспечить регулятивные условия, чтобы Uber и Lyft не могли продолжать снижать тарифы. Эти тарифы должны расти. В компаниях должен быть создан социальный фонд для поддержки здоровья водителей и предоставления им льгот. Вспомните, что Дуглас сказал - он столкнулся с нищетой, а  также потерял свое здоровье. Нельзя доводить людей до такого состояния. Слишком много поставлено на карту.

Эми Холман: Хорошо, я хочу поблагодарить вас за то, что присоединились к нам. Зрителям напомню, что Бхайрави Десаи является исполнительным директором и соучредителем альянса работников такси в Нью-Йорке, который представляет более 19 000 водителей такси в Нью-Йорке.

Перевод TaxiLife

Короткая ссылка на новость: http://taxilife.ru:80/~y0U4V
 

 

Современный таксист – каким он должен быть?

  

taxiКогда мы заказываем такси в специализированной службе или просто ловим на улице попутную машину, мы сталкиваемся с абсолютно разными людьми. Часто бывает даже так, что прыгая на заднее сиденье авто, мы не задумываемся, а кто же сидит за рулем. Нам по большому счету это не интересно, ведь основная цель вызова такси - это добраться как можно быстрее и комфортней до необходимого места.

А иногда, в периоды грусти и плохого настроения, мы с таксистом делимся проблемами, а после того, как за нами захлопывается дверь авто, совершенно забываем невольного слушателя. Какие же они на самом деле – таксисты? Каким сегодня представляют портрет сотрудника службы такси?

Ищем ответы

Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Таксисты сегодня есть очень разные, как и их клиенты. Каждый раз мы совершенно не знаем, кто именно нас отвезет в назначенное место, ведь в такси работают самые разные, интересные люди. К примеру, можно встретить пожилого человека с большим стажем работы именно в этой сфере. Такой таксист хорошо помнит советские времена, когда не было радиотакси, когда ездили по городу одинаковые волги с желтыми традиционными шашечками.

Вам очень повезет, если Вы попадете именно на такого сотрудника, ведь он успел за годы работы изучить город досконально, знает как объехать пробки, как быстро и удобно доставить клиента к месту назначения. А еще – такой водитель отличный психолог, поэтому приятная беседа клиенту обеспечена. Если клиент еще и гость города, в таком случае с таксистом старой закалки ему повезет вдвойне. Ему обеспечена замечательная экскурсия по городу, а также консультация на тему гостиниц и ресторанов, куда лучше отправиться и где лучше всего отдохнуть.

Случайные люди в такси тоже не редкость. Судьба странная штука, поэтому за рулем автомобиля службы пассажироперевозчика можно встретить и лингвистов, и академиков, которые имеют несколько высших образований за спиной. Одни приходят в такси от безысходности, когда теряют надежду на работу по специальности и признание в своей профессии. Другие выбирают такую работу потому, что она им действительно нравится. А почему бы и нет, ведь служба такси это увлекательная работа, постоянные встречи с новыми людьми, занимательные беседы.

Временные рабочие или постоянные сотрудники

Иногда можно встретить людей, которые приходят в службы такси на некоторый период. Они в поисках работы, но пока найти что-то по своей специальности или по своему вкусу не могут, решают подработать таксистами. Это не лучший вариант для клиента, так как часто именно такие сотрудники плохо ориентируются в городе, не успевают или не желают поддерживать в отличном состоянии автомобиль.

Хотя, радует, что сегодня встретить данную категорию таксистов очень сложно. Большинство служб такси подобных соискателей просто не принимают на работу, чтобы поддерживать репутацию своей службы. Поэтому можно сказать, что портрет современного таксиста - это профессиональный водитель, добрый и приветливый человек, который отлично знает город и, что главное, любит свою работу!

Источник: http://www.kchetverg.ru 

Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru